Закрыть [X]

ДОНЕЦК-2017 ГОД. ИНТЕРНЕТ-ИЗДАНИЕ

"Komitet.net.ua"

ДОРОГИЕ ЧИТАТЕЛИ, ДРУЗЬЯ И КОЛЛЕГИ! 

Нам нужна ваша помощь!  

 Генеральный директор Интернет-издания «Komitet.net.ua» А.В.Хряков.

 

«Сбербанк России». Номер карты: 4276 8801 8811 6135 

 

Реквизиты для рублёвых переводов:

Получатель: Хряков Александр Витальевич

Счёт получателя:40820810252090024027

Банк получателя: отделение № 5221 Сбербанка России г. Ростов-на-Дону

ИНН Банка: 7707083893 

БИК банка получателя: 046015602

Корреспондентский счёт: 30101810600000000602

Код подразделения банка по месту ведения счёта карты (для внутренних переводов по системе Сбербанка России):5252210400

Адрес подразделения банка по месту ведения счёта карты: г. Ростов-на-Дону, ул. Гагринская,3.

Для валютных переводов:

Получатель: KHRYAKOV ALEXANDR VITALEVICH

Счёт получателя:40820810252090024027

Наименование банка получателя: SBERBANK (YUGO-ZAPADNY HEAD OFFFICE ROSTOV-ON-DON RUSSIAN FERERATION)

SWIFT-код: SABRRUMMRA1

Код подразделения банка по месту ведения счёта карты (для внутренних переводов по системе Сбербанка России):5252210400

Наш электронный адрес: komitet-post@mail.ru

 

Закрыть [X]
МУДРОЕ ВСЕГДА
Я не верю в коллективную мудрость невежественных индивидуумов. Томас Карлейл.
Бедность - корень всех беспорядков в стране. Мо-цзы.
  ГЛАВНОЕ СЕГОДНЯ  
ГЛАВНАЯ   НОВОСТИ   ПОЛИТИКА   НАШ ИЗБИРАТЕЛЬ   СУД & ДЕЛО   СЛУХИ   ЗАБОРНЫЙ ЧАТ   ФОРУМ   ГАЛЕРЕЯ   БИЗНЕС  
NED: Имя им Легион

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11, 12, 13, 14
Чужие в Украине: Дети Грантов

1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8
Евреи и создание третьего Рейха

Части: 1, 2
ОБЫКНОВЕННЫЙ СИОНИЗМ

Части: 1, 2, 3, 4, 5
ЕВРЕЙСКИЕ ДИВИЗИИ СТАЛИНА

Части: 1, 2
WIKILEAKS: США О КОМИТЕТЕ ИЗБИРАТЕЛЕЙ ДОНБАССА

Части: 1
Новости@mail.ru:

АНДРЕЙ ЮЩЕНКО – ПЕРСОНАЖ И «ЛЕГЕНДА»
Часть 1 | Часть 2
ФСБ ОБЛИЧАЕТ: ОУН-УПА – ОБЫКНОВЕННЫЙ ФАШИЗМ

Части: 1, 2, 3
ЙА – БЛОНДИНКО? НЕТ, Я СЕКРЕТАРЬ!

Часть 1 | Часть 2

ЦЕНТР политического прогнозирования UA-PRAVDA





Одесская  Общественная Организация 'Единое Отечество'






Версия для печати ПОЛИТИКА
ФАШИСТСКАЯ УКРАИНИЗАЦИЯ ДОНБАССА

«...идут по Украине солдаты группы «Центр»

В.С.Высоцкий

Последнее время складывается устойчивое впечатление, что исторической наукой в нашей стране занимается исключительно Служба безопасности Украины. Все исторические "открытия" обнародуются только на "общественных слушаниях" при СБУ, новые исторические документы печатаются под грифом "рассекречено СБУ", даже немногочисленные исторические выставки устраиваются сотрудниками этой госструктуры, функции которой раньше трактовались несколько иначе. Причем выбор тем этой "исследовательской" работы сравнительно невелик - Голодомор да ОУН-УПА. Казалось бы, столько еще фактически неисследованных тем, "белых пятен" в новейшей истории Украины, что можно было бы как-то разнообразить деятельность "историков" в погонах. Ну, разве не обидно, что прошло столько лет с момента провозглашения независимости Украины - а единственная книга по истории советской украинизации вышла в Москве? А ведь период-то был значительным по своей продолжительности и масштабности.

Но если советскую украинизацию 20-30-х годов хотя бы вскользь упоминают, то уж совсем неисследованной темой (о которой даже до сих пор не принято говорить, не только писать научные работы) является тема фашистской украинизации - кампании по насильственному насаждению украинского языка и идеологии украинского национализма в годы германской оккупации в русскоязычных регионах Украины в 40-е годы. Богатый материал для исследователя этой тематики был рассекречен гораздо раньше нынешних "сенсационных изысканий" от СБУ - еще в начале 90-х, когда был снят гриф "секретно" с хранящихся в государственных архивах Украины газет, которые издавались нацистскими пропагандистами на оккупированной территории. Прошло столько лет - а ни одного мало-мальски серьезного исследования этих уникальных документов не было издано в нашей стране. А ведь это - ценнейший материал для того, чтобы изучить историю своего народа не только по ее официальным трактовкам сначала советских, а затем украинских органов госбезопасности.

Автор этих строк, еще будучи молодым студентом-историком, в начале 90-х изучивший тысячи страниц рассекреченных пропагандистских материалов, давно собирался опубликовать некоторые выдержки из них. Но сейчас подтолкнула меня к этому серия "круглых столов" и выставок, организованных СБУ по "истории украинского националистического подполья в Восточной Украине". Службисты открыли по этому поводу выставку в Донецке и буквально на днях "рассекретили" ряд уголовных дел по этой теме в Киеве. Вывод, который делают сами "изыскатели": националистическое подполье (в первую очередь, ОУН) действовало на Востоке Украины против большевиков и против нацистов на протяжении всего периода фашистской оккупации и после освобождения Востока от немцев. При этом категорически отбрасываются обвинения в пособничестве фашистам со стороны этих самых "подпольщиков".

Обращаю внимание на то, что "историки" из СБУ положили в основу своих "открытий" тома уголовных дел (зачастую давно известных и обнародованных гораздо раньше), которые штамповались пачками в НКВД, ОГПУ и КГБ, даже не сделав попытки критически подойти к этим документам. То есть публике как открытие преподносится факт наличия в СССР "украинского националистического подполья" на основе массы дел, которые были откровенно сфальсифицированы сталинской репрессивной машиной. Авторы сегодняшних "открытий" даже не задумываются над тем, что такими "открытиями" они фактически оправдывают и отбеливают сталинский режим. Ведь в самом деле, из этой логики следует, что Сталин таки имел основания для репрессий, он не высасывал из пальца причины для устранения своих оппонентов! Если СБУ занимает позицию признания дел, позже названных сфальсифицированными, то Тухачевский с Якиром таки были шпионами Германии и Японии? А Зиновьев и Каменев, в самом деле, планировали убийство Кирова и Сталина? И Горького все-таки отравили "врачи-космополиты"? СБУ, приняв на веру обвинительные заключения против "украинских буржуазных националистов", ставит тем самым под сомнение и тысячи заключений о необоснованности репрессий, а значит - и реабилитацию жертв этих репрессий, состоявшуюся в 60-е и 90-е годы. Если мы признаем, что "украинских подпольщиков" осудили не по сфальсифицированным обвинениям, а в связи с их реальной подпольной работой, то надо отменять и результаты судебных заседаний по их реабилитации - а как же иначе?

Но самым трогательным результатом "исторических исследований" от СБУ мне представляются выводы о том, что репрессии против пособников фашистов со стороны советской власти после войны являются борьбой с "украинским национально-освободительным движением". Увидев в числе немногочисленных дел, касающихся Донецкой области (судя по официальному сайту СБУ, таких дел удалось накопать только в количестве 15 шт.), фамилии персонажей, которые постоянно фигурировали на страницах фашистских газет оккупированного Донбасса, автор этих строк решил "рассекретить" давно уже рассекреченные сведения относительно деятельности этих новоиспеченных "героев Украины". Подчеркиваю, львиная доля тех цитат, которые я собираюсь привести тут, никогда, насколько мне известно, не вводилась в публичный оборот с момента снятия с фашистских газет Украины грифа "секретно".

Новые Павлики Морозовы

Всем известна мощь геббельсовской пропаганды. Судя по словам рейхсминистра по делам восточных территорий Альфреда Розенберга, нацистами по состоянию на октябрь 1942 года издавалось в оккупированной Украине 189 газет. Большая часть этих газет выпускалась непосредственно германскими отделами "Пропаганда штаффель", которые не просто курировали выпуск газет, но и участвовали в написании редакционных статей. Конечно, анализируя содержание этих уникальных материалов, следует учитывать, что главная их цель была пропагандистской, а не информационной. Однако это не умаляет значение данных газет как важного исторического источника. Уж точно не менее важного, чем уголовные дела (по реальным или сфабрикованным обвинениям), которые сейчас стали чуть ли не единственным источником "исторических открытий".

Следует не забывать, что основную редакционную работу в оккупационных СМИ, безусловно, выполняли носители украинского и русского языков - в зависимости от языка изданий. Иногда они приходили вместе с фашистами в составе различных "походных групп", иногда нацисты находили их уже на местах из числа украинских националистов, обиженных советской властью. Например, на должность главного редактора "Мариюпольской газеты" (именно так - "Мариюпольской", в дальнейшем - МГ) фашистами был назначен Николай Стасюк, бывший член Генерального секретариата Центральной Рады. При Сталине Стасюк подвергался репрессиям, отсидел символический срок, война застала его на должности сторожа Мариупольского городского сада.

Сейчас его фамилия фигурирует в различных книгах и материалах об ОУН (включая и "рассекреченные СБУ") чуть ли не в качестве лидера подпольного антифашистского сопротивления украинских националистов в Мариуполе. "Доказательством" служит тот факт, что якобы летом 1943 года Стасюк был расстрелян гестаповцами. Честно сказать, не знаю, что именно вменили Стасюку в вину и был ли он расстрелян (подозреваю, что этого не знают и творцы новых исторических мифов). Например, как сейчас помню, в середине 90-х на одном из собраний донецких "свидомых" доказывалось, что тогда же фашисты расстреляли директора Мариупольского театра Андрея Ирия. А рассекреченные на днях материалы СБУ свидетельствуют, что Андрей Ирий-Авраменко был осужден как раз советским судом уже после освобождения Мариуполя от фашистов. При этом, судя по реакции СМИ, Ирий преподносится теперь уже как жертва сталинских репрессий против того самого "украинского подполья". Целый ряд украинских СМИ после выставок СБУ повторил слово в слово фразу о том, что Ирий якобы был осужден за то, что "запрещал подчиненным говорить на русском языке, развесил в здании театра желто-голубые флаги, трезубцы" да к тому же "организовал вечер памяти Тараса Шевченко". Упустили они один маленький нюансик: на самом деле, Ирий был осужден не за это, а за пособничество фашистам в годы оккупации (о чем будет сказано ниже). А трезубцы и все остальное - это были очень показательные, но все-таки эпизоды из показаний свидетелей.

Приведу только несколько цитат из работ "жертв" то ли сталинского, то ли гитлеровского режимов. Вот что, к примеру, писал Стасюк в своей газете от 6 сентября 1942 (с вашего позволения, все цитаты я буду давать на языке оригиналов в той самой стилистике, в которой они составлялись пособниками фашистов): "Коли героїчна німецька армія визволила Україну від жидо-більшовиків, то українська культура буйно розцвіла... Українці! Ми завжди повинні пам’ятати, що волю Україні дала героїчна Німецька Армія, що на Україні полягло багато кращих синів Німеччини... Ми повинні пам’ятати, що, як у 1918 р., так і тепер німці були і є нашими найкращими друзями і без Німеччини не може бути і мови про відродження української нації". Правда, любопытные слова для "антифашиста-подпольщика"? Представляете эдакого мариупольского Олега Кошевого, который прилюдно прославляет фашистов, призывает к сотрудничеству с ними, вносит значительный вклад в пропаганду нацистских идей в массах, а в это время сам со товарищи плетет заговор против прославляемых им нацистов?

Вот еще показательная цитатка из Стасюка: "Приходові німців раділи, крім комуністів, на Україні всі народи. Але найбільш раділи українці. В цьому нічого немає дивного. Повалення більшовицької влади в Москві ще не гарантує українцям національної волі. Нова влада в Москві добровільно не зречеться багатих хлібом і копальнями українських земель. Через це українці є не тимчасові союзники, а довговічної постійної прихильники німецької державної політики. Хайль Гітлер!" (МГ. 8.10.42). Почему-то эти цитаты сейчас не приводятся "историками" в погонах. Думаю, понятно, почему - уж больно не вписываются эти слова в светлый образ антифашистов, который пытаются придать сейчас "украинскому националистическому подполью".

И теперь из этих людей а-ля Стасюк, активно пропагандировавших на Востоке Украины человеконенавистнические, расистские, нацистские идеи, пытаются сделать героев?! Дошло даже до того, что откровенных убийц возводят в ранг "страдальцев". Например, многие СМИ подхватили пафос последних "общественных слушаний" от СБУ, на которых было приведено письмо семьи Павлюков из села Зеленча Хмельницкой области, а также жуткие фотографии из материалов этого дела. В ноябре 1951 г. кто-то из Павлюков написал довольно сумбурное письмо о преследовании его "энкаведистами", перемежая его словами "Слава Украине!", "Героям слава!" и т.д., после чего глава семьи Андрей Павлюк зверски зарубил свою жену, ее сестру и, судя по озвученной СБУ версии, дочь последней Людмилу (ни в СБУ, ни в ретранслировавших ее версию СМИ не обратили внимание на то, что в самом письме значится несовершеннолетняя дочь Павлюка - Катя, что само по себе наталкивает на сомнения в достоверности приведенной версии). После этого сам Павлюк повесился на чердаке дома.

Все это "историки" от СБУ снабдили жуткими фотографиями зарубленного семейства, что не помешало журналистам с придыханием повторять концовку письма: "Може, наші імена будуть прозносити, як буде Україна вільна". А ведь могут и произносить, судя по пафосу "общественных слушаний" и статей, последовавших за ними. И эти люди еще недавно осуждали "подвиг" Павлика Морозова? Я представляю, что о нем говорили бы, если б он достал топор и зверски зарубил собственного отца. А зарубить несовершеннолетнюю девочку в порыве псевдопатриотических чувств - это уже, оказывается, подвиг по нынешним меркам? Эдак убийце еще и "героя Украины" дадут - у нас это легко!

"Віднині доля України зв’язана с долею Великонімеччини"

Газеты, издававшиеся нацистскими отделами пропаганды при активном пособничестве "украинского националистического подполья" (прошу отметить, не я этих людей так назвал), имели ряд характерных особенностей. Они отмечались яростным антисемитизмом, проповедовали радикальный украинский национализм (заметьте, эту идеологию насаждали у нас люди Геббельса!), превозносили до небес "европейский выбор Украины", под которым подразумевалась служба верой и правдой во благо "великой Германии" и "великого фюрера", и одной из главный задач этих газет была целенаправленная кампания с целью убедить население Украины в его кардинальном отличии от русского народа, насадить враждебность к Москве и России. Для реализации этих целей на Украине, включая и ее Юго-Восток, была начата очередная (после советской) массированная кампания украинизации - заметьте, фашистской украинизации! Украинский национализм преподносился жителям оккупированных территорий как "младший брат" германского нацизма. Так, в теоретических материалах о гитлеровской идеологии украинцев призывали вступать в различные националистические организации. Издававшийся в оккупированной Юзовке (немцы именно так называли Сталино, будущий Донецк) "Донецкий вестник" (далее - ДВ), к примеру, оканчивал статью под заголовком "Немецкий национал-социализм и европейские народы" так: "Среди украинского народа действует украинский национализм, который в борьбе за освобождение Украины понес уже столько тяжелых кровавых жертв и которого так панически боялись все враги Украины" (ДВ. 20.11.41).

Усилиями оккупационной прессы делались попытки насаждения ксенофобии и антисемитизма. В этом смысле украинская пресса ничем не отличалась от стандартов, принятых в нацистской Германии и хорошо изученных историками. Просто человеконенавистнические теории Гитлера переносились на украинскую почву. Устами "патриотического подполья" во всех бедах украинского народа обвинялись евреи. Вот только некоторые заголовки из газет, издававшихся на Востоке Украины: "Европа будет освобождена от жидов", "Жид - паразит в среде всякого народа", "Жид - это враг" и т.д. (такие образчики можно найти чуть ли не в каждом номере оккупационной прессы). Отметим, что для доказательств своих антисемитских теорий нацистская пропаганда активно использовала творчество Тараса Шевченко.

При этом, конечно же, антисемитизм тесно увязывался с другой насаждаемой линией - русофобией. Некоторые газеты убеждали читателей в том, что "коварная Москва" специально завозила сюда евреев с тем, чтобы "колонизовать украинскую землю" и "поработить украинский народ". А взамен "купцы-евреи на украинских землях вели русификаторскую политику" (ДВ. 29.01.43).

По своему количеству статьи русофобского, антимосковского содержания шли на втором месте после антисемитских. Вот, к примеру, цитата из статьи некоего О. Самойленко в "Мариюпольской газете": "Для нас Росія була і є найлютішим ворогом... Треба також нагадати деяким особам російської національності, які, живучи тут на Україні, полаштувалися на керівні посади, в містах чи селах... Хай такі люди запам’ятають, що віднині доля України зв’язана с долею Великонімеччини. Всі ті, що не бажають визнати право України, яке дала їй Німеччина, творити нове життя з Великонімеччиною, - будуть у майбутньому стерті з лиця землі, як вороги українського народу... Ми сподіваємось і певні, що німецька влада нам допоможе викорчувати цих прислужників Москви".

Постоянно печатались произведения, претендующие на звание "литературных" и носящие откровенно антирусский характер. Вот, к примеру, какой стишок был опубликован в МГ от 4.07.42:

Москво!..
В обличчя твоє хамське і зухвале
Ми кидаємо виклик нині:
Гниле твоє кубло розторощимо і спалим
За смерть і голод і руїну!!!...
І на холмах твоїх пустельних, зимних
Уткнем свої прапори переможні;
Вберем твій Кремль в пожарищ дими
А лоб твій втопчем в пил дорожний!!!

Для доказательства разности украинского и русского народа привлекались лучшие специалисты Германии. Во многих фашистских газетах Восточной Украины в августе 1942 г. была опубликована статья доктора Пауля Публига, сотрудника германского рейхсминистерства по делам восточных территорий, под заголовком "Украина и Россия". В этой статье "ученый" доказывал, что древней Украине "передало наследство государство готов", то есть, конечно же, древних германцев, которые, в свою очередь, "могут считаться учителями антов", то есть "древних украинцев" (ну, не знал ничего истинный национал-социалист, воспитанный на "Майн кампф", о раскопках в Триполье!). А затем опять-таки немцы (они же викинги) и основали, собственно, древнее украинское государство.

Публиг далее пишет: "Через те під традицією України треба розуміти приєднання її до Европи і відбивання сил, ворожих Европі. Отже історичні традиції України зобов’язують кожного українця покласти всі свої сили в справу велетенської боротьби Німеччини за Европу". И тут доктор Публиг переходит к упоминанию того, что среди украинцев здесь обитает и некий народ "московитов". "Україна буде врешті звільнена за допомогою німецької зброї і німецького управління зпід опіки московітів... Московіти можуть жити в Московії, зберігаючи всі побутові особливості свого життя. Живучи ж на землях інших народів, вони повинні підкорятись інтересам тих народів. Чим краще будуть сприймати московіти европейські традиції і місце України, тим легше їм буде зрозуміти, а тому і визнати переваги українців на Україні" (выделено жирным шрифтом в оригинале). Подчеркиваю, это писал немецкий теоретик национал-социализма. Не правда ли, слушая некоторых современных политиков Украины, наталкиваешься на те же идеи - неужели они учатся по этим разработкам?

"Геть звідси, на Московщину!.. Ласки таких добрих сусідів мі не потребуємо - давно це кажемо. Знайдемо своє щастя у побратимстві з великим німецьким народом", - писала горловская газета "Український Донбас" 29 декабря 1941 г., перепечатывая, кстати, воззвание Организации украинских националистов - это к слову о том, поддерживали ли ОУНовцы фашистов и, наоборот, фашисты ОУНовцев.

Директор кожаного завода Константиновки А. Штанько написал в передовице "Костянтинівських вістей" (далее - КВ) 3 июня 1942 г.: "Серед нас ще немало осіб з українськими прізвищами, котрі, будучи насичені московським духом, вважають, що українці повинні прощати всі варварські атаки Москви уже тому, що російський народ дав значну кількість видатних людей... Але найкраща й найсвідоміша частина українського народу твердо усвідомила собі, що в вікових стражданнях та недолі нашого народу винуваті перш за все кремлівські володарі чужої нам Москви... Звідси цілком зрозумілі віковічні намагання українців звільнитися від московської азіатчини з тим, щоб Україна стала европейською країною, з европейською культурою та цивілізацією". Почти сразу после этой статьи Штанько был назначен заместителем бургомистра оккупированной Константиновки. И, кстати, его фамилия фигурирует в делах, представленных ныне СБУ как свидетельствующих о наличии на Востоке Украины "националистического подполья" - замечательное подполье, печатавшее свои идеологические воззрения в оккупационной прессе, активно сотрудничавшее с властями и даже входившее в оккупационную власть за эти идеи.

Издававшаяся геббельским отделом пропаганды "Мариюпольская газета" в сентябре 1942 г. решила приурочить к 1-й годовщине "освобождения Мариуполя" (читай, фашистской оккупации) литературный конкурс на лучшее "антимоскальское" произведение на украинском языке. Правда, конкурс этот провалился, как и вообще кампания насаждения русофобии в Восточной Украине. К финальной дате конкурса 5 октября (собственно, дата захвата фашистами Мариуполя) в жюри поступило аж 15 "произведений". Судя по фамилиям их авторов, они представляли немногочисленную редакционную группу МГ. В итоге конкурс решили продлить до 20 декабря 1942 г. Но к тому сроку поступило еще 6 "шедевров" тех же авторов, потому конкурс продлили до 1 апреля 1943 г. да так и не завершили. А премировано было лишь одно "произведение" некоего Федора Гайдара, члена мариуполськой "Просвиты". Читатели могут сами оценить "литературный талант" участников конкурса по этому творению:

Радійте всі, хто в серці має
Презирства горде почуття
До більшовицької потвори
Та до московського ярма...
Господь узрів страждання наші
І на моління наші вняв,
Смертельний меч на супостатів
В Німецькій Зброї Він послав.
І гине лютий наш гнобитель,
Жидо-Москва - наш вічний кат,
А над Вкраїною велично
Вже має рідний прапор наш...

Провалился не только "антимоскальский" конкурс. Из газет начала-середины 1943 г., когда фронт уже непосредственно проходил по Донбассу, видно, что фашисты несколько смягчили антирусскую риторику своих пропагандистов, по сути признав провальность русофобской пропаганды на Востоке Украины. Это хорошо видно из "Мариюпольской газеты" от 19 августа 1943 г. Описывая митинг в Юзовке, на который нацисты согнали местных жителей, автор статьи приводит слова некоего пленного советского лейтенанта: "Вы ждете русских... Но не русские, а жиды и коммунисты придут к вам". Как видите, несмотря на два года сплошной русофобской пропаганды, жители Донбасса все равно ждали своих, русских. Именно поэтому значительная часть фашистских газет 1943 г. посвящалась тому, чтобы доказать жителям оккупированной Украины, что в наступающей Красной Армии "вообще не осталось украинцев и русских", а набрана она исключительно из евреев, среднеазиатов, "сибирских народностей" и даже... монголов.

Символы и символичные фигуры

Но это было уже в середине 43-го, когда немцы отступали из Восточной Украины. С середины же 1941 г., когда они туда только пришли, вся пропагандистская машина оккупантов была направлена на насаждение украинской националистической идеологии. Любопытно, что для этого активно использовались и петлюровские кадры, и петлюровская символика, и сам Симон Петлюра, которого нацистская пропаганда активно превозносила как "национального героя Украины". Так, в Харькове фашистами была устроена пышная церемония панихиды на годовщину убийства Петлюры. "Костянтинівські вісті" 23 мая 1942 г. посвятили номер годовщине гибели атамана. Бывший петлюровский сотник Митрофанов (он же был главой константиновских полицаев) написал трогательные воспоминания о Петлюре, обвинил в его смерти, само собой, евреев и Москву, после чего призвал: "Аж ось - час настав! Дивись батьку!.. Знову, як при тобі, золотом сяє Тризуб Святого Володимира на прапорах жовтоблакитних... До зброї, козаки! Помсти! Помсти! - За кров Вождя!"

Трезубцы и сине-желтые флаги активно использовались фактически во всех пропагандистских мероприятиях оккупантов (как это ни пытаются отрицать сейчас). Вот, например, краткое описание празднования "Дня урожая" в Красногоровке (ныне Марьинский район Донецкой обл.), опубликованное в "Донецком вестнике" 9.10.42: всюду развешены портреты Гитлера, Шевченко и Франко, "флаги двух наций - немецкой и украинской", лозунги: "Слава Вождеві німецького народу Адольфу Гітлеру!", "Хай живе вільна Україна!". Тут же укреплены свастика и трезубец. Два раз пели "Ще не вмерла Україна!". Подобные же описания различных идеологических собраний можно найти во многих фашистских газетах.

С начала 1942 г. оккупационная пресса стала печатать статьи о трезубце как о гербе Украины, чуть ли не символизирующим вассальную зависимость Украины от Германии. "Донецкий вестник" писал: "Герб Украины - трезубец. Знак трезубца первоначально был немецким родовым и дружинным знаком... Теперь Германия возвратила гербу его почетное звание, и он вновь стал главным украинским гербом" (ДВ. 29.03.42). Уже с декабря 1941 г. немцами стали выпускаться стенные трезубцы (ДВ. 30.12.41).

В июле 1942 г. "Мариюпольская газета" опубликовала текст гимна "Ще не вмерла Україна!", снабдив его своим комментарием: "Коли могутній Німецький Орел... прогнав геть з України обскублену, задріпану московську гаву и вирвав з її хижих пазурів знедолену чайку Україну,... тоді знову полинули такі рідні, такі енергійно-завзяті звуки українського гімну" (МГ. 3.07.42). Вскоре в том же Мариуполе немецкое командование распорядилось издать текст этой песни тиражом 500 экземпляров и распространить его по учреждениям. В нескольких номерах МГ были опубликованы строгие объявления: "Увага! Всі школи, установи, підприємства повинні мати портрети українського національного поета Т.Г. Шевченка". Тогда же массовыми тиражами стали печататься портреты Шевченко и Гитлера.

Немцы уделяли большое внимание символике. На центральной улице оккупированной Юзовки была устроена мастерская украинских вышиванок, образцы которых обязательно согласовывались с немецким командованием (ДВ. 16.10.42). А в газетах публиковались статьи о том, что традиционно на вышиванках помещались свастики.

Оккупационная пресса активным образом публиковала работы теоретиков украинского национализма. Так, печатались свежие работы Дмитрия Донцова антисемитского содержания. "Донецкий вестник", к примеру, перепечатал 18 декабря 1941 г. статью Донцова о "жидо-большевистской национальной политике на Украине". "Литературой, поэзией, кино и театром - всем этим руководили жиды для того, чтобы убить душу украинского народа и привить в нем сознание, что украинская нация, собственно, никогда и не существовала", - писал Донцов. Отметим, что современные биографы Донцова как-то стыдливо опускают этот период его жизни. В его биографиях сейчас пишут об этих днях: "Находился в эмиграции в Германии". На одном из националистических сайтов я даже прочитал, что "преследуемый гестапо" Донцов уехал... в Берлин! Ну да, куда ж еще ехать от преследований гестапо? Видимо, в связи с этими "преследованиями" нацистские отделы пропаганды и тиражировали статьи Донцова в декабре 1941-го.

Активно публиковался в оккупационной прессе и другой идеолог украинского национализма, один из основателей ОУН Андрей Мельник. С момента старта кампании по набору "украинских добровольцев" (об этом ниже) фашистская пропаганда часто использует его статьи. Так, в июле 1943 г. ДВ опубликовал периодическую вкладку "Украинский доброволец" (ДВ. 4.07.43), в которой помещалась статья Мельника довольно любопытного по современным меркам содержания: "Тільки той, хто правильно зрозумів силу національної єдности, може згуртувати свій нарід і повести на боротьбу за здійснення найкращих ідеалів людства. Такою людиною являється тепер в Німеччині Гітлер... Тепер, коли я дізнався про життя німецького народу, коли зрозумів справжню суть націонал-соціалізму, в мене корінним чином змінився світогляд; я побачив всю правдивість того шляху, яким іде вся Європа". По-моему, данная статья - наглядное опровержение тиражируемых ныне официальными "историками" мифов о том, что Мельник и его ОУН к 1943 г. уже никакого отношения к нацистам не имели. Как видите, и в 1943 г. Мельник активно работает над набором формирований для немецкой армии из числа "украинских добровольцев", вовсю прославляя национал-социализм и Гитлера.

"Просвиты": "переведено з німецької мови на українську"

Одним из главных орудий политики фашистской украинизации были планомерно создававшиеся на оккупированных территориях общества "Просвита". Среди "рассекреченных" ныне уголовных дел по якобы существовавшему на Востоке Украины "националистическому подполью" фигурируют дела по расследованию деятельности этого общества в оккупационной зоне. Эта деятельность представляется сейчас чуть ли не как подпольная.

Но даже беглый просмотр оккупационной прессы не оставляет никаких сомнений в том, что "Просвита" не была самодеятельностью украинских националистов. Эти общества повсеместно создавались немецкими отделами пропаганды, непосредственно курировались ими и выполняли напрямую задания геббельсовских сотрудников. Практически в каждом сообщении о создании очередного отделения "Просвиты" в городах Восточной Украины обязательно следует приписка: "в тесной связи с Немецким Командованием" (вот вам и подполье!). Очень показательно в этом смысле сообщение о создании "Просвиты" в Волновахском районе Донецкой области: "Одержано з Волновахської міськкомендатури статут культурного об’єднання "Просвіта". Переведено з німецької мови на українську. Розіслано по всіх селах Волновахського району" (МГ. 21.08.42). Обращаю внимание на то, что устав "Просвиты" был спущен из комендатуры и переведен с немецкого на украинский! То есть даже писали эти уставы в "Пропаганда штаффель", а не в ОУН!

Представители геббельсовских отделов лично посещали учредительные собрания "Просвит" (МГ. 16.07.42). Под общество немцы выделяли лучшие здания оккупированных городов. Так, в той же Волновахе для этих целей оккупантами было отремонтировано здание городского банка. Под мариупольскую "Просвиту" фашисты выделили отдельный дом в центре города (МГ. 21.06.42). Первой задачей перед мариупольцами была поставлена печать портретов Шевченко и... Гитлера. И созданы такие кружки: драматический, хоровой, бандуры, танцев, истории Украины и... немецкого языка. Да-да, именно немецкого, а не украинского. То же самое значилось и в задачах других отделений "Просвит". Например, в Константиновке среди задач общества значилось: "вивчення німецької мови, як мови того народу, який приніс визволення українцям від жидо-більшовицького кріпацтва" (КВ. 9.05.42).

Кто-то и после этого будет утверждать, что "Просвиты" в оккупированной Украине представляли собой "подпольные антифашистские структуры"? Вот тогда цитата из статьи о создании мариупольской "Просвиты" от ее руководителя, того самого Андрея Ирия, о котором речь шла выше: "У Маріуполі за дозволом Німецького Командування організовано культурне об’єднання "Просвіту"... Член "Просвіти" - активний помічник Німецького Командування як у відбудові й налагодженні народнього господарства, так і в перемозі над лютим ворогом - жидо-більшовизмом... Бути членом "Просвіти" - це свідомо себе залічить до лав борців за нову культуру, за нову Европу... Провід "Просвіти", певен, разом із своїми членами, за допомогою і наставленням Німецького Командування з цією великою роботою впорається... За національно-свідому боротьбу! За активну допомогу Німецькому Командуванню!" (МГ. 21.07.42). Повторюсь, теперь дело Ирия-Авраменко преподносят нам так, будто бы его судили в СССР за развешивание в возглавляемом им Мариупольском театре трезубцев, а не за пособничество фашистам. А призыв к "активной помощи Немецкому Командованию" в устах Ирия - это не пособничество, не коллаборационизм? Это и есть новые жертвы и новые герои Украины?

Надо при этом заметить, что среди населения оккупированных территорий не нашлось много желающих для работы в создаваемых фашистами "Просвитах". Об этом свидетельствуют и немногочисленные списки некоторых из обществ, обнародованных ныне СБУ. Об этом же свидетельствуют и постоянные жалобы мариупольских "просвитян" (а тамошняя "Просвита" была, пожалуй, самой активной в Донбассе) на "брак кадрів" (МГ. 8.08.42).

"У порозумінні з німецькою владою заборонено російську мову"

Тем не менее, именно на "Просвиты", пропагандистские газеты и назначенные оккупантами органы местной власти была возложена миссия по украинизации оккупированных территорий Востока Украины. Проводилась она по тем же канонам, которые присутствуют и в нынешней кампании украинизации. Правда, тогда работу украинизаторов осложнял тот факт, что аналогичная массированная кампания по насаждению украинского языка, предпринимавшаяся в 20-30-е годы (а на самом деле, не прекращавшаяся вплоть до 1941 г.) была еще в памяти жителей Донбасса. Потому, в отличие от нынешних идеологов этой кампании, тамошним было затруднительно критиковать советскую власть за "борьбу против украинского языка".

Оккупационные газеты вынуждены были признать, что в результате деятельности большевиков "украинский язык остался нетронутым", но тут же добавляли: "однако им пользовались преимущественно для того, чтобы вдалбливать в украинские мозги бессмысленные большевистские доктрины" (ДВ. 2.07.42). "Мариюпольская газета" отмечала: "На вулицях, в установах майже всюди лунає російська мова. Чужинці, и в першу чергу німці, здивовано питають, чому це так". Как вы понимаете, сейчас бы во всем обвинили русификаторов, но тогда, при живых свидетелях тотальной советской украинизации, авторы вынуждены были признать, что до 1930 г. в Мариуполе украинцы составляли национальное меньшинство. "Тільки після примусової колективізації почався масовий приплив українців до Маріюпіля, але вони почували себе тут, ніби на чужині, отож і соромилися говорити по-українськи" (МГ. 10.07.42).

Для выправления языковой ситуации на Востоке Украины оккупационные власти активно приступили к запрету русского языка практически во всех сферах публичной жизни. Начали, само собой, с делопроизводства и языка органов власти. К примеру, оккупационные власти Константиновки одним из первых своих решений ввела запрет на использование русского языка. Уже в январе 1942 г. начальник отдела образования и культуры городской управы Константиновки А. Кирпенко (его дело также фигурирует в числе "рассекреченных" СБУ) отчитывался: "Всі діловодства Міської Управи, а також підприємства переведено на українську мову. Правда, цьому зустрічаються ще перешкоди: ще не всі відділи усвідомили важливість цієї справи". Те же люди, "які не захотять перейти на бік українського народу, будуть Міською Управою усунені від роботи", - предупреждал Кирпенко (КВ. 1.01.42).

Через полгода тот же Кирпенко возмущался: "Деяка кількість людей в установах сидить з орієнтацією на співпрацю з Московщиною. Серед цих людей є такі, що не володіють українською мовою, і гірше, не хотять нею володіти. Вони мотивують своє незнання української мови тим, що їх не навчили, що вони будуть тоді тільки братися за проведення в життя принципа українізації, коли їх хтось навчить. Така відповідь являється ворожою відповіддю... Інколи серед цих людей є ниби й прихильники українського слова, говорять по-українському з тими людьми, які по справжньому борються за українізацію, але тільки трапиться якась нагода - переходять на російську мову. Таку русифікацію вони провадять дома, навчаючи говорити своїх дітей по-російському" (КВ. 10.06.42). Как видите, официальные чиновники оккупационной власти называли "русификацией" даже общение по-русски в быту. А русскоязычных детей (как зачастую и в современной Украине) приходилось учить русскому языку дома.

Этот опыт власти Константиновки распространили на всю официальную округу (Северный Донбасс). Приказом от 1 июня 1942 г. окружной Управы "у порозумінні з німецькою владою заборонено російську мову в установах". В сообщении об этом приказе говорится: "Діловодство в усіх управах поліції та суді може відбуватися тільки українською мовою. Урядовці, які не знають української мови, мусять обов’язково відвідувати курси в гуртках українізації (2 години на тиждень)... Все свідоме населення Константинівщини радо вітало цю справедливу ініціятиву Німецького Командування" (МГ. 4.08.42). Обратите внимание на то, что инициатива об украинизации принадлежала не "украинскому националистическому подполью", а командованию оккупационных войск.

Вот еще один из многочисленных примеров - приказ об украинизации делопроизводства в Волновахском районе Донецкой области (привожу его целиком): "Зважаючи на те, що за часі жидо-більшовицького панування державні установи на Україні були насильно русифіковані, а тому, виконуючи волю українського народу про відродження рідної мови, наказую: 1. Всім сільським управам, міській управі, відділам районової управи, райполіції, державним установам та підприємствам, а також і приватним особам, що мають власні підприємства, з першого вересня ц.р. вести все діловодство та листування українською мовою. Ділові розмови з відвідувачами та засідання також мусять вестись українською мовою. 2. Всі вивіски повинні бути написані на німецькій та українській мовах. Начальник району М. Шеллер. 19.08.1942". (МГ. 2.09.42).

17 ноября 1942 г. под заголовком "Українська та німецька мови - урядові мови в м. Горлівці" газета "Донецкий вестник" сообщала: "За розпорядженням Ортскомендатури з 30 жовтня ц.р. в м. Горлівці та Горлівському районі заборонено установам та організаціям вести справи та листування російською мовою. Всі установи та організації повинні вести все листування між собою українською мовою, а з німецькими установами - українською та німецькою мовами".

И чем это отличается от современности? Ах да, у нас немецкий пока не вводится. На самом деле, в официальном делопроизводстве запрещался именно русский язык, а не вводился исключительно украинский. Официальными языками оккупированных территорий становились два языка - украинский и немецкий. "Мариюпольская газета" 1 августа 1942 г., возглавляемая как бы "подпольщиком-националистом" Стасюком, радостно сообщала об "украинизации" официального языка Харькова, рапортуя, что названия улиц пишутся латинскими буками, но зато в украинской транскрипции: "Sumska", а не "Sumskaja". Вот такая вот украинизация.

Русскоязычным же жителям Юго-Востока, как и сейчас, постоянно давали понять, что им нет места в будущей Украине. Ставя в пример "наших братьев галичан", "Мариюпольская газета" писала: "Ті неукраїнці, що думають залишитися на роботі на Україні, повинні розуміти, що вони не зможуть стояти в перших рядах, але завжди будуть посідати другорядні місця, коли не будуть досконально орудувати українською мовою і не будуть її вживати в належних випадках... Українці, пам’ятайте, що ви вже більше не московські раби, а вільний, завдяки Німеччині, народ" (МГ. 10.07.42).

"Школи будуть лише українські та німецькі"

Второе направление украинизации относилось к сфере образования, которое было поставлено на службу национал-социализму и национализму. Так, еще в 1941 г. оккупационные издания распространили "Принципы построения украинской национальной школы", одобренные Всеукраинским Союзом учителей. Они, в частности, гласили: "Воспитание молодежи должно быть националистическим, целью которого является создать гармоничный волевой тип украинца, участника активной творческой жизни... Основной чертой националистического воспитания является национальность и по содержанию, и по форме" (ДВ. 30.12.41).

Отделы пропаганды отбирали учителей оккупированной Украины и возили их в Германию для ознакомления "с национал-социалистическими идейными достижениями" (ДВ. 15.01.43). Шеф отдела пропаганды гауптман Папенброк в украинской прессе провозглашал под заголовком "Что сейчас должен знать украинский учитель": "Гаслом кожного є: "Я - ніщо, але мій народ - усе. Німеччина буде жити, хоч я загину" (выделено в оригинале)... Націонал-соціалістичне виховання... мусить вести народ уперед і приводити до розуміння, що народ є вище від індивіда... Ці думки мусять засвоїти і українські вчителі: авторитет провідництва, відповідальність, свідомість обов’язків, дисципліна... Символ націонал-соціалістичного прапору віщує відбудову Україні; доля України тісно зв’язана з долею Німеччини".

Начались и чистки в образовании по национальному признаку. Националисты требовали, чтобы в школах остались на работе только этнические украинцы. Оккупационные газеты Юго-Востока радостно сообщали из Киева: "Всі вчителі можуть бути тільки українці. Російських шкіл у Києві, очевидно, не буде" (МГ. 27.01.42). Это же подтверждалось и на местах в Донбассе. Так, начальник отдела образования Константиновской управы Кирпенко, которого пытаются представить сейчас "жертвой", заявлял: "Школи будуть лише українські та німецькі, які будуть виховувати серед української молоді національні почуття" (КВ. 1.01.42). Через полгода, устанавливая задачи для школ на новый учебный год, Кирпенко заявил, что главной задачей "новой школы" является отделение учеников "від Москви, від жидо-більшовицького впливу". "Учень повинен знати достатньо мови українську й німецьку, а також знати точні науки", - определил роль украинской школы Кирпенко (КВ. 1.08.42).

Он же на совещании учителей Константиновского района определял следующие задачи: "Тепер на вчителя покладається найпочесніше завдання: настирливо з’ясовувати істину, що судьба двох великих націй - німецької й української - органічно з’єднано; вороги Німеччини, отже, є й ворогами українців" (КВ. 19.08.42). Антифашистское подполье, говорите? Ну, очень хорошо законспирированное!

Современные украинизаторы пошли дальше фашистов

В значительной степени оккупационные власти уделяли внимание украинизации театра, эстрады и других сфер развлечения. А поскольку в этой сфере уцелевшие учреждения культуры обслуживали преимущественно немцев и фольксдойче (например, Юзовский городской театр играл для немцев по происхождению по вторникам, средам и четвергам, для остального населения только по средам), украинизация носила особый характер - со значительным привкусом германизации.

В первую очередь, это означало искоренение из репертуаров театров русского языка и русской культуры. Так, редакция "Константиновских вестей" гневно осудила Краматорский театр за то, что в его репертуар наряду с немецкими и украинскими песнями и танцами вкрался один русский танец. "На нашу думку, він непотрібний в репертуарі цього театру", - написала газета (КВ. 29.08.42).

Особо в этом деле отметился, как уже было сказано выше, Ирий-Авраменко. 20 декабря 1941 г. в "Мариюпольской газете" в статье о премьере местного театра в "освобожденном" городе он выступил с гневной критикой "русизмов" в речи актеров - и уже с Нового года был назначен оккупантами директором театра. Отметим, что официальным шефом театра все это время был глава местного отдела пропаганды немецкой армии Вальтер Краузе, активно выступавший и в "Мариюпольской газете".

Сразу же после назначения на должность директора Ирий слил русскую и украинскую труппу в одну, уволив при этом большую часть русскоязычных актеров (МГ. 6.01.42). Через несколько месяцев Ирий торжественно отчитался о полной украинизации репертуара Мариупольского театра. При этом из 172 концертов 109 были даны для немецкой армии. О нескольких оставшихся актерах русского театра он довольно написал: "Більшість з них зрозуміла вимогу сучасності. Вони щиро і віддано почали працювати над українським репертуаром. Робота не пройшла марно" (МГ. 8.10.42).

При этом нельзя не отметить, что даже немецкие оккупанты, активно пытавшиеся украинизировать Донбасс, все равно не пошли на полный запрет русского языка в кинотеатрах, как это делается сегодня. Как известно, фашисты понимали особое значение кино - как художественного, так и кинохроники - для пропаганды. Поэтому они активно прибегали к показу пропагандистских фильмов для местного населения. Так, к примеру, в Константиновке оккупационная власть устроила просмотр известного антисемитского фильма "Еврей Зюсс", после чего в печати местные националисты с готовностью приняли участие в "публичном обсуждении" фильма, соревнуясь в большем антисемитизме (газета "Відбудова". 17.07.43).

Именно учитывая русскоязычность Донбасса и необходимость охватывать местное население для пропаганды, немецкое командование не пошло на полную украинизацию кинопроката. Так, в кинотеатрах оккупированной Юзовки фильмы (само собой, только германские) показывали в таком соотношении: 1 - на немецком языке, 1 - с украинским переводом, 3 - с русским переводом. То есть современная кампания украинизации пошла все-таки дальше фашистской.

"Усяким москвофілам не місце в духовнім соборі"

Участвовали оккупанты и в украинизации церкви. Судя по публикациям оккупационных газет, в Донбассе фашисты отдавали предпочтение Украинской автокефальной церкви. И главная цель ее поддержки высказывалась недвусмысленно: главное - духовный отрыв от Москвы. Вот, к примеру, что публиковала "Мариюпольская газета": "Доволі вже нам русифікації та польонізації в Церкві! Національна рація українського народу вимагає негайної будови української рідної Церкви... Усяким москвофілам не місце в духовнім соборі Української Православної Церкви!" (МГ. 18.11.41).

Газеты, издававшиеся немецкими отделами пропаганды, требовали отказа от церковнославянского языка богослужения, осуждали священников за "русизмы" и т.д. Православные храмы отбирались в пользу "автокефалов". При этом, даже несмотря на военное положение, на комендантский час и пр., жители Восточной Украины довольно активно боролись за свою Церковь. Так, оккупационная пресса зафиксировала факты открытого сопротивления - в Дружковке Донецкой области верующие отобрали ключи от Архангело-Михайловского собора у "автокефала" и потребовали возобновления службы на старославянском языке, а не на украинском. На усмирение верующих городская управа прислала целую делегацию во главе все с тем же Кирпенко (КВ. 12.09.42).

"Автокефалы" отвечали открытой благодарностью оккупационной власти. Практически все свои торжественные богослужения они завершали многолетиями Гитлеру. Летом 1942 г. был распространен текст официальной благодарности украинских епископов УАПЦ Гитлеру по поводу годовщины "освобождения". В этом документе, в частности, говорилось: "Судьба, печаль и радость немецкого народа есть судьба, печаль и радость украинского народа" (ДВ. 16.07.42).

Пресса оккупированных территорий вообще изгалялась в прославлении Гитлера и немецкой армии. Вот, к примеру, что писала редактируемая "украинским националистом-подпольщиком" Стасюком "Мариюпольская газета" в октябре 42-го: "Ми будемо викривати явних і прихованих ворогів німецького народу, як і тих, що більшовики скидають зі зброєю з парашутами, так і тих, що "мирно" в запіллі брехливими чутками і панічними розмовами намагаються хоч трохи похитнуть нормальну роботу для фронту або, працюючи по установах і користуючись своїм знанням німецької мови, намагаються нашіптуванням, невірними перекладами, лжедоносами підкопатись під українську національну культуру, скеровану на зміцнення німецько-української дружби... Хай живе перемога! Хайль Гітлер!" (МГ. 24.10.42)

"Добровольцы": "Победа Германии означает счастье Украины"

И уж, конечно, особую активность фашистская пресса оккупированных территорий Украины проявляла в наборе "добровольцев" в различные военные формирования, набиравшиеся Германией. На Востоке Украины газеты стали регулярно печатать о наборе "украинских добровольцев" в германскую армию примерно с июня 1942 г. А с мая 1943 г. с публикации "манифеста генерал-губернатора к украинскому населению Галиции" началась массированная агитационная кампания по набору "добровольцев" в дивизию "СС-Галичина" (ДВ. 30.05.43).

Во многих газетах Донбасса были открыты постоянные рубрики "Добровольцы - борцы за украинскую Родину" с сообщениями о наборе в "СС-Галичину". Там недвусмысленно провозглашалось: "Победа Германии означает счастье Украины" (ДВ.30.05.43).

Публиковались письма различных "добровольцев" о том, как они "самоотверженно помогают немецкой армии". "Кров, пролита спільно, не висихає. Про братерство вояків Німеччини й України" - один из характерных заголовков оккупационной прессы 1943 г. (ДВ, 4.08.43). И кто-то сейчас будет говорить, что эти "вояки" боролись против фашистов?

В кампанию по призыву в эсесовскую дивизию "Галичина" немцы привлекли даже украинских литераторов. В июне 1943 г. геббельсовский отдел пропаганды организовал в Харькове "конференцию украинских писателей", на которой, помимо докладов о "русификации украинского языка" значился и доклад о "лице современной немецкой поэзии". Вывод этой конференции сводился к тому, что консолидация украинских сил "будет бороться с деспотизмом Сталина, империализмом Москвы и изменничеством предателей типа Тычин и Довженков, Бажанов и Панчей". "Самым сильным проявлением этой всенациональной консолидации есть и будет вооруженное действие железных когорт украинских добровольцев, которые под знаменами Украины и Европы идут в последний бой против разрушительных сил Востока", - провозглашал "Донецкий вестник" (ДВ. 1.08.43).

При этом те, кто шел записываться в ряды "добровольцев", прекрасно видели и другие материалы тех же газет, в которых довольно откровенно говорилось о роли "европейского будущего Украины" в понимании немецких нацистов. Например, военный корреспондент СС Мартин Швабе довольно откровенно писал о будущей роли Украины: "Так же, как крестьяне на Востоке своей работой оказывают помощь Германии, наш союзник Украина дает нам возможность переживать проявление ее симпатий... Как форпост Германии, как крепость Европы Украина вошла в новый строй континента. После более чем двадцати лет большевистской эксплуатации она начнет выполнять свою историческую миссию - быть арсеналом Европы" (ДВ. 22.06.43). Быть арсеналом, пороховой бочкой и территорией для будущей колонизации "представителями арийской расы" - эту судьбу Украине вполне открыто пророчили геббельсовские пропагандисты в газетах, редактируемых "украинским подпольем". Что, как вы видели выше, вовсе не мешало этим самым "подпольщикам" верой и правдой прислуживать оккупантам и прославлять "силу немецкого оружия".

Нельзя забывать также о том, что в тех же самых газетах, являющихся рупором оккупационного режима, рядом с приказами об украинизации или статьями о борьбе с "русизмами" в украинском языке соседствовали зловещие сообщения о расстрелах десятков и сотен заложников за пущенную кем-то сигнальную ракету или за какой-либо инцидент, жестокие объявления об уничтожении евреев и создании гетто, прославление человеконенавистнических теорий. Представлять людей, которые редактировали эти жуткие пропагандистские листки, распространяя нацистские идеи в массы, новоиспеченными "героями Украины" - преступно! Это фактически означает оправдание самих идей и прославление нацизма.

Не надо думать, что украинский народ ждал избавления только от одной составляющей оккупации - от германского национал-социализма. Украинский народ на фронтах и в тылу боролся одновременно и с другой составляющей этого страшного периода - украинским национализмом, насаждавшимся немецкими оккупантами. И победил! Оправдание и героизация проигравших автоматически делает преступниками тех, кто боролся с ними, - то есть украинских же воинов, сражавшихся на фронтах Великой Отечественной с носителями человеконенавистнических идей.

Стоит, наверное, задуматься и над потрясающими совпадениями с современностью, на которые постоянно натыкаешься, читая о политике фашистской украинизации, читая материалы геббельсовской пропаганды о необходимости оторвать любой ценой Украину от России, читая украинские газеты 40-х и не видя особых отличий с некоторыми украинскими газетами 21-го века. Если мы уже имеем столько аналогий "европеизации" Украины по нацистскому образцу с нынешней "европеизацией", то, может быть, мы не ту "Европу" решили строить у себя сейчас?

Владимир КОРНИЛОВ, директор Украинского филиала Института стран СНГ

КИД

Комитет

 


Версия для печати Обсудить на форуме (0)
Nick: Сообщение:
НОВОСТИ
Пятница, 19.07
Четверг, 18.07
НАШ ОПРОС
КАКОЕ ВТОРОЕ ГРАЖДАНСТВО ВЫ ХОТЕЛИ БЫ ПОЛУЧИТЬ?
Российское
Израильское
Американское
Не хочу получать
Я гражданин только своей страны
Не скажу
Ваш вариант
Любое, только не украинское

©komitet.net.ua, 2006